Центральный федеральный округ
19 сентября 2013 года, 15:11 Источник: Сайт «еПресса» Автор: Марьяна Мищенко

Страна Якубсония

Имя Олега Якубсона известно не  только в  родном городе, но  и  далеко за  его пределами. Заслуженный учитель России, почетный гражданин города  Ливен, основоположник Ливенского краеведческого музея, и  наконец, первооткрыватель останков неведомого ранее ученым древнего животного  — это еще не  все его титулы.

Краевед, учитель и палеонтолог

Олег Леонидович всякого рода пышности и почитания не приемлет. Что говорить, человек не от мира сего, как подумал бы обыватель. У Якубсона и мобильника­ -то нет. И не обзавелся он им принципиально — еще не хватало отвлекаться на всякую суету бесполезную. Всю свою жизнь он посвятил краеведческим исследованиям. Копался в архивах, занимался раскопками, буквально по крупинкам восстанавливал былое одного из самых древних городов Орловщины — Ливен.

— Краеведение — это болезнь, — утверждает Якубсон. — Причем заразная. Помню, как мальчишкой я бегал на лекции известного краеведа Сергея Волкова, которые он читал в нашем Доме культуры. Кстати, именно Волков написал первую книгу о Ливнах. Смешно, это здание Дома культуры мы называли между собой «рай-сарай», так как это ранее был районный ссыпной пункт зерна, а никакой не ДК. Но именно в этом «сарае» я и заразился краеведением.

Книги юный Якубсон просто «проглатывал». У его друга дед до войны был переплетчиком, и с тех пор у того сохранилось несколько сундуков с книгами. И с какими книгами!

— В тех пыльных сундуках я открыл для себя всю сокровищницу мировой литературы, — вспоминает Олег Леонидович. — По ночам, чтобы матушка не видела, читал с фонариком под одеялом.

Профессия краеведа часто ассоциируется у нас со скучной, запыленной фигурой, закопавшейся в тяжелых архивных томах. Но не таков Якубсон. Посвятив всю свою жизнь краеведению, он ни минуты не сидел на месте. Наверно поэтому его экскурсии помнит не одно поколение ливенских школьников, а его цик­ лы телепередач «Вот моя деревня…», «От Тима до Олыма», снятые в 90-х ливенскими телевизионщиками, до сих пор пересматриваются с большим интересом.

— Всю жизнь я проработал учителем, — рассказывает Олег Леонидович. — И это закономерно. Ведь и мои родители, и дед с бабкой были преподавателями. Династия! С учениками всегда общался на равных, может, поэтому всегда находили общий язык. И еще надо знать, как сближают совместные походы… Для детей это же целое приключение!

Олег Леонидович окончил Орловский пединститут в 1960-­ м году. Работал учителем в Тульской области, потом вернулся в родные Ливны. Интересно, что пришлось Якубсону работать учителем биологии, географии, истории, русского языка и даже основ сельского хозяйства.

— Не хватало учителей, вот и пришлось стать педагогом-­ ­ универсалом, — смеется он.

Конец 90-х для Олега Леонидовича стал знаковым периодом. С 1997 по 2000 год в заброшенном известняковом карьере, неподалёку от деревни Горностаевки Ливенского района, каждое лето под руководством исследователей палеонтологического института проводились раскопки. В них принимал участие и старший научный сотрудник Ливенского краеведческого музея Олег Якубсон.

— В 1999 году мне посчастливилось найти окаменелые останки древнего животного, возраст которого составил примерно 350 миллионов лет, — рассказывает Олег Леонидович. — Исследования выявили, что животное относится к неизвестному до сей поры роду. Это четвероногое небольших размеров (типа саламандры) земноводное, имевшее и жабры, и лёгкие. На сегодня читается, что это животное является древнейшим из обитавших на территории России.

По традиции, принятой у ученых-­ палеонтологов животное назвали в честь первооткрывателя — Якубсонией ливенской (Jakubsonia livnensis). Кстати, информация о ливенском уникальном явлении вошла в сборник Международного симпозиума по древним позвоночным.

Купеческое прошлое и настоящее

Выход на заслуженный отдых Олег Якубсон воспринял как новый этап жизни. Теперь, будучи старшим научным сотрудником Ливенского краеведческого музея, который он сам и создал на базе школы № 1, мог полностью посвятить себя исследовательской деятельности.

— Ах, какие мы альманахи издавали! — с ностальгией вспоминает Якубсон, показывая толстые журналы с надписью «На берегах быстрой Сосны». — Четыре номера в год выходило. Потом все реже, реже…

А между тем, эти альманахи сейчас — настоящая библио­ графическая редкость. Статьи Якубсона — художественные произведения, которые будут интересны даже дилетанту — таким легким языком о древних страницах Орловщины пишет ливенский краевед.

Олег Леонидович бережно перелистывает страницы фотоальбомов, с которых на нас смотрят дамы и кавалеры в пышных одеждах. Это фотографии ливенских купеческих семей. Оказывается, Олег Якубсон до сих пор ведет активную переписку с потомками этих купцов — большинство живет в Москве и Санкт­ Петербурге, другие — за границей.

— Все эти фотографии мне пересылают они, — рассказывает Якубсон. — Для меня это очень большая ценность. Надеюсь когда-­ нибудь издать их со своими комментариями. Посмотрите, какие лица… Сейчас таких почему­ -то нет!

С фотографий смотрят открытые, умные глаза главы семейства; спокойный взгляд его супруги женственен и скромен; детишки аккуратны и подтянуты. От этих образов веет светлым миром и благоденствием.

Ливенский Кандид

Супруга Олега Якубсона Светлана Станиславовна с гордостью показывает мешочки с только что собранным урожаем. Остается только недоуменно пожать плечами: картофель размером с добрый мужской кулак, сладкий перец — крупный, красивый, мясистый — будто из солнечной Испании, а не с орловских огородов.

— Да, это наше с женой сейчас главное занятие, — улыбаясь в бороду, говорит краевед. — Сейчас все свое свободное время я провожу там, у себя «во саду ли, в огороде». А именно: в деревне Шебаново Ливенского района.

Олег Леонидович всегда любил бродить по родным просторам. Его предки ведут свой род из знаменитого села Плешково, которое славится своим гончарным промыслом. Особенно известна плешковская игрушка-свистулька. Село уже давно прекратило свое существование. Постепенно разлетелись по всей России и гончарные мастера. Якубсону не давало это покоя. Как же так? И все это канет в лету?

— Лет 10 назад, в одну из своих прогулок по родному селу, принял решение — я должен возродить дело предков, во что бы это ни стало, — рассказывает он.

И оказалось это ему, дотошному Якубсону, не так трудно. Плешково стоит на богатых особенной (белой) глиной местах. Олег Леонидович отыс­ кал их без труда. Потихоньку начал лепить чашки, горшки. Стало получаться, да гончарного круга не хватало, который у плешковских мастеров был особенный.

— Шебаново — деревушка, где я сейчас обитаю, находится совсем рядом с Плешково, — говорит Олег Леонидович. — Я устроил около дома специальную мастерскую, построил гончарный станок. Горевал, что круга не найти нигде, но узнал, что в 90-е обитал здесь последний плешковский гончар. Сам пропал потом куда­ -то, а круг его гончарный, настоящий, плешковский мне удалось отыскать! Печь для обжига сделал по образцу XII века.

Все полки в комнате городской квартиры Якубсона уставлены глиняными изделиями хозяина. Вот самые первые — кривоватые, приземистые, а нынешние — настоящие шедевры. На кухне Якубсонов, кстати, едят только из собственноручно сделанной посуды. А еще Олег Леонидович вылепил горельефы всех ливенских храмов, и изделия краеведа, как горячие пирожки, раскупаются на фольклорных ярмарках и выставках.

«Каждый должен возделывать свой сад», — это знаменитое выражение вольтеровского Кандида каждый понимает по-­ своему. Наш герой Олег Якубсон «возделывает свой сад» в саду деревеньки Шебаново и считает, что здесь, на земле, в глиняных карьерах, где работали предки­ -гончары — его сила. И сила жизни.